Республиканское Юридическое Общество
+7 (495) 234-64-02
129366, г. Москва, проспект Мира, дом 150, ГК "Космос"

Правовая природа договора банковского счета

В дореволюционной правовой литературе и в работах по праву первых лет советской власти договор банковского счета рассматривался как разновидность бессрочного вклада. Такая точка зрения высказана, например, Г.Ф. Шершеневичем: "Бессрочные вклады, по которым вкладчик вправе затребовать свой капитал во всякое время, разделяются... на: а) вклады по востребованию (on call) и б) вклады на текущий счет. С юридической стороны различий между ними нет, но с точки зрения банковой техники различие существует: а) вклад по востребованию удостоверяется документным свидетельством, вклад на текущий счет - расчетной книжкой; б) вклад по востребованию возвращается сразу и полностью; вклад на текущий счет возвращается по частям, по мере и в мере затребований, и с возможностью пополнения; в) вклады по востребованию предполагают предупреждение за 3, 5, даже 8 дней; вклады на текущий счет выдаются в момент затребования; г) проценты при вкладах по востребованию исчисляются обыкновенно по месяцам; проценты по вкладам на текущий счет вычисляются по дням" . Аналогично рассуждает М.М. Агарков в работе 1929 года: "Бессрочные вклады, в том числе вклады на текущие счета, следует рассматривать как иррегулярную поклажу" .

Аналогичный подход можно встретить и в современной научной литературе . Таким образом, договор банковского счета, как бы он ни назывался (договор текущего либо расчетного счета), рассматривался как разновидность договора банковского вклада, которая предполагает прием и выдачу вклада по частям, в том числе в пользу третьих лиц.

Изложенный взгляд на договор банковского счета не является случайным, так как исторически договор банковского счета действительно возник из вклада до востребования. Однако постепенно банки стали кассирами своих клиентов, осуществляющими платежи третьим лицам и получающими от них суммы, причитающиеся их клиентам. Посредством дебетовых и кредитовых записей на счетах стал осуществляться денежных оборот. Возникли специальные институты, осуществляющие эти операции, - жиробанки ("giro" в переводе с греческого означает "круг") . В результате появилась особая категория вкладов до востребования, которые стали открываться специально для осуществления расчетов. Их стали называть по-разному: расчетные, текущие или банковские счета. Соответственно изменилась правовая цель таких договоров. Так, Даниэль Гюггеньем пишет, что когда клиент открывает счет, он предполагает, что банк будет производить платежи. Следовательно, юридическая природа этого счета может быть определена как договор поручения общего характера, заключенный на длительный срок .

Указанные изменения юридической цели вкладов до востребования привели к переосмыслению конструкции договора банковского (расчетного, текущего) счета и в отечественной правовой науке. По-прежнему признавая остаток счета как разновидность вклада (займа) клиента, Е.А. Флейшиц в 1956 году уже не рассматривала расчетные операции только как способ возврата (приема) этого вклада. Она увидела в них самостоятельный вид расчетных отношений:
"Правоотношения, возникающие из договора расчетного счета, распадаются на две тесно связанные между собою группы: первые - отношения, образующие "хранение" в Госбанке эксплуатационных средств социалистических организаций, вторые - расчетные отношения" . В результате ею был предложен взгляд на правовую природу договора банковского счета как сложную совокупность самостоятельных договоров, объединяемых расчетным счетом . Разновидностью этой же позиции является характеристика договора банковского счета как договора смешанного типа, сочетающего элементы договора займа, поручения и комиссии .

Взгляд на правовую природу договора банковского счета как на сложную совокупность самостоятельных договоров или элементов этих договоров имеет ряд существенных недостатков. Почти сразу стало очевидно, что все элементы договора банковского счета, во-первых, не вполне вписываются в родовые конструкции договора займа, хранения и поручения, и во-вторых, тесно взаимосвязаны и взаимообусловлены: остаток на счете служит возмещением расходов банка по совершению им расчетных операций; в результате совершения расчетных операций изменяется остаток счета. Первое из указанных обстоятельств было отмечено уже самой Е.А. Флейшиц: "В договоре расчетного счета либо вовсе нет перехода права собственности, либо этот переход не имеет определяющего значения... Но в отличие от займа этот договор не реальный, а консенсуальный... Таким образом, договор вклада, составляющий часть договора расчетного счета, сохраняет две черты договора займа: 1) сумма "займа" поступает в распоряжение "заемщика" и 2) "заемщик" обязан вернуть сумму "займа" по законному требованию "заимодавца" 

По мнению Е.С. Компанеец и Э.Г. Полонского, "взгляд на договор расчетного счета как на сочетание договоров займа, хранения и поручения неверен потому, что ни один их этих договоров не может быть отождествлен с договором расчетного счета; нельзя также считать, что договор расчетного счета - это комплекс указанных договоров...

Иррегулярная поклажа имеет черты сходства с займом: объект договора - вещи, определяемые родовыми признаками. Но цель заключения этих договоров различна: при иррегулярной поклаже взявший родовые вещи не берет у депонента взаймы, а сам оказывает ему услугу. При возмездном хранении сдавший вещь на хранение платит вознаграждение хранителю, а по договору расчетного счета банк в некоторых случаях платит проценты владельцу счета. Заем и безвозмездное хранение - договоры односторонние; договор расчетного счета - двусторонний. Нельзя также сводить договор расчетного счета к договору поручения, так как поручение лежит в основе не расчетного счета, а тех операций, которые совершаются на базе расчетного счета". Я.А. Куник подверг сомнению возможность применения конструкции договора займа при регулировании отношений по договору банковского вклада (аналогично - к отношениям по "хранению" средств на банковском счете). Он считает, что вряд ли правомерно определять природу денежного вклада хозоргана в банке как отношения займа. По договору займа, по мнению указанного автора, вещи переходят в собственность заемщика, чего нет при внесении вклада, т.е. характерной особенностью договора займа является переход вещей в собственность заемщика. Так как вклады в банк вносятся в безналичном порядке, то при этом нет в наличии материальных вещей, в данном случае - денег, которые могли бы перейти в собственность банка .

Указанные и другие аналогичные соображения привели к появлению взгляда на правовую природу договора банковского счета как на самостоятельный гражданско - правовой договор . Несколько иную позицию занимает О.М. Олейник. Она считает договор банковского счета самостоятельным договором, поскольку он сочетает в неразрывном единстве частно-правовые и публично-правовые черты .

Рассмотрим, можно ли считать договор банковского счета как договор, сочетающий элементы различных гражданско-правовых конструкций, либо он является самостоятельным договором. Для этого проанализируем отношения, связанные с остатком средств на счете, и отношения по осуществлению банком безналичных расчетов, которые входят в состав договора банковского счета.

Банк занимается деятельностью по привлечению средств на счета не затем, чтобы их хранить. Он намеревается использовать полученные средства в качестве кредитных ресурсов. На первый взгляд конструкция договора хранения здесь неприменима так же, как и в отношении банковского вклада. Однако цель, которую преследует банк, привлекая чужие денежные средства, вступает в противоречие с целью, которую преследует клиент, открывая банковский счет: средства, помещенные на счет, должны быть всегда в распоряжении клиента, ибо их основная задача - служить денежным покрытием по расчетным сделкам. Вначале практика, а затем законодательство постепенно нашли выход из указанного выше конфликта интересов. В соответствии с п. 2 ст. 845 ГК РФ банк может использовать имеющиеся на счете денежные средства, гарантируя право клиента беспрепятственно распоряжаться этими средствами. Поэтому выдача кредита за счет средств на счетах осуществляется в особом порядке.

Если бы отношения по поводу остатка средств на счете можно было бы рассматривать как договор займа, то выдача кредита должна была бы сопровождаться уменьшением остатка средств на счете клиента. Между тем этого не происходит. Как известно, банк выдает кредиты за счет общих пассивов. Проще говоря, выдача кредита заемщику осуществляется за счет всех собранных банком денег обезличенно, без уменьшения остатков средств на счетах конкретных клиентов. И только правила бухгалтерского учета и составления баланса не позволяют банку выдать кредитов больше, чем он собрал средств: статьи актива и пассива бухгалтерского баланса банка должны совпадать. Вот что по этому поводу сказано в Российской банковской энциклопедии: "В экономически развитых странах большая часть денег создается посредством расширения кредита коммерческих банков. В большинстве случаев, при выдаче ссуды, деньги переводятся заемщику на текущий счет, распоряжаться которым можно посредством чека. Чековые счета являются частью объема предлагаемых денег, поэтому в момент предоставления ссуды денежное предложение в стране увеличивается. Этот процесс также называют депозитно-чековой эмиссией. Исходя из этого представляется, что правовая природа отношений между банком и клиентом по поводу остатка средств на счете становится двойственной и противоречивой. С одной стороны, гарантируемая банком сохранность вложенных денег, неуменьшаемость остатка средств на счете вкладчика при выдаче кредита заемщику, отсутствие факта перехода права собственности на внесенные на счет деньги - соответствует конструкции договора хранения. С другой стороны, обязанность банка платить проценты за пользование средствами клиента, его право возвратить клиенту не те же самые денежные знаки, которые тот внес в банк, а другие, равные внесенным лишь по сумме, право банка выдать кредит другому лицу в пределах общей суммы средств на счетах клиентов - соответствует конструкции договора займа.

Таким образом, отношения между банком и клиентом по поводу остатка средств на счете, которые ведут свое происхождение от правоотношений по вкладам до востребования, в настоящее время настолько видоизменились, что их уже нельзя однозначно отнести ни к займу, ни к хранению. Кроме того, нельзя не заметить, что рассматриваемые отношения нельзя свести только к обязанности банка вернуть клиенту вложенные им средства. Эти отношения гораздо сложнее, поскольку помимо исполнения указанной обязанности банк должен вести учет постоянно меняющегося остатка средств на счете клиента. Отсюда следует, что отношения по поводу остатки средств на счете приобрели самостоятельный характер.

Заключая договор банковского счета, банк не принимает на себя обязательство совершить какие-либо конкретные расчетные сделки, что соответствовало бы конструкции комиссии или поручения. На него возлагается общая обязанность совершать в будущем те расчетные сделки, в которых возникнет необходимость. Банк не вправе отказать клиенту в совершении расчетных сделок, если указания клиента соответствуют законодательству и имеется денежное покрытие в виде остатка счета. Следовательно, тот элемент договора банковского счета, который связан с осуществлением банком расчетных сделок, ближе всего не к комиссии, поручению или агентскому договору, а представляет собой предварительный договор о совершении в будущем расчетных сделок. Соответственно расчетные сделки, совершаемые на основе договора банковского счета, являются исполнением этого договора . Аналогичная точка зрения уже высказывалась в литературе. По мнению Л.А. Новоселовой, договор банковского счета, "как правило, объединяет два соглашения - предварительный договор об открытии счета и соглашение, определяющее условия работы по такому счету. Если права и обязанности по предварительному договору возникают, как правило, в момент заключения соглашения, то отношения по счету - лишь при открытии и оформлении его в установленном порядке" .
   
Однако существует и другой взгляд на природу договора банковского счета. Так, Е.А. Флейшиц пишет: "Не следует ли... признать договор расчетного счета предварительным договором, договором о будущих договорах? На этот вопрос должен быть дан отрицательный ответ. То, что называют предварительным договором - это договор, отодвигающий во времени совершение другого договора с точно установленным наперед содержанием. Несовершение такого договора в срок, указанный предварительным договором, является нарушением предварительного договора, который влечет за собою обязанность возместить причиненные убытки. Договор расчетного счета не обязывает держателя счета производить определенные по сумме денежные вклады в определенный срок. Он только обязывает держателя счета всякую свою свободную денежную сумму вносить в банк и заключать с третьими лицами сделки на условиях внесения ими в то же учреждение сумм, которые по этим сделкам будут причитаться держателю счета" .

Точка зрения Е.А. Флейшиц на природу предварительного договора, изложенная в процитированном отрывке, совпадает с правовой конструкцией предварительного договора по ст. 429 ГК РФ: это договор о заключении в будущем другого договора с точно определенным содержанием (в виде всех существенных условий основного договора), который обязывает обе стороны к заключению основного договора в заранее определенный срок. Указанное определение предварительного договора действительно исключает признание договора банковского счета разновидностью предварительного договора.
   
Представляется возможным не согласиться с точкой зрения Е.А. Флейшиц по следующим причинам. Конструкция предварительного договора, описанная Е.А. Флейшиц и закрепленная в действующем ГК РФ, не является единственной формой предварительного договора, известной правовой науке. По мнению И.Б. Новицкого, вполне допустимы такие предварительные договоры, "когда стороны имеют в виду установить в будущем постоянные длительные отношения, которые придется оформить рядом договоров, содержание которых во всех подробностях выяснится только в дальнейшем. Впрочем, основное содержание предстоящих договоров должно быть определено, иначе предварительный договор не получит конкретного содержания. Правда, утверждение, высказывавшееся в литературе, что условия будущего договора должны быть определены совершенно так же, как это пришлось бы сделать в самом будущем договоре, чтобы он получил силу, - является чрезмерным. В предварительном договоре достаточно лишь установить существенные элементы будущего договора (essentialia); отдельные детали, второстепенные моменты договора могут быть определены непосредственно в главном договоре. Возможно даже, что предварительным договором будет предоставлено в определенных пределах право одному из контрагентов односторонне установить при заключении главного договора то или иное условие" . Кроме того, мыслимы такие предварительные договоры, в которых только одна сторона принимает на себя обязательства заключить договор, вторая же - только право требовать этого.

Евгений Годэмэ иллюстрирует указанные договоры на примере обязательства заключить договор продажи: "Лицо может иметь желание купить нечто впоследствии, но не желает связывать себя немедленно. Следовательно, очень важно получить от собственника обязательство согласиться продать вещь по первому требованию, вовсе не связывая себя непосредственно в качестве покупателя. Обязательство продажи дает для этого средство" . В современной предпринимательской практике примером описанных Евгением Годэмэ предварительных договоров могут служить опционы.

Таким образом, возможны следующие разновидности предварительных договоров:
1) с точки зрения распределения прав и обязанностей:
а) обязывающие одну сторону договора;
б) обязывающие обе стороны договора;
2) с точки зрения конкретизации содержания главного договора:
а) содержащие все условия главного договора, включая второстепенные;
б) содержащие лишь существенные элементы будущего договора, то есть необходимые условия того договорного типа, который предполагается заключить в будущем. Эти условия должны составлять существо будущего договора, без согласования которых он не может считаться заключенным. Прочие условия договора должны быть согласованы при заключении главного договора.

В случае возникновения разногласий при их согласовании возможны преддоговорные споры в порядке ст. ст. 445, 446 ГК РФ. Представляется допустимым включать в рассматриваемые разновидности предварительных договоров условие о праве одной из сторон вносить в главный договор то или иное условие в одностороннем порядке и об обязанности другой стороны не препятствовать этому. Указанные условия могут быть отнесены даже к категории необходимых существенных условий, без согласования которых нет договора соответствующего типа. Отсутствие указанного условия в предварительном договоре восполняется условием о праве одной из сторон договора предложить при заключении главного договора любой вариант недостающего существенного условия.

Применительно к договору банковского счета речь может идти о предварительном договоре, который возлагает на банк обязанность осуществлять для клиента юридически значимые действия (совершать и принимать платежи), а клиенту предоставляет право требовать от банка выполнения указанных действий. При этом содержание будущих договоров определено лишь примерно. Сроки, количество и сумма предстоящих платежей, а также наименование и платежные реквизиты плательщиков и получателей средств определяются по воле клиента.

Таким образом, договор банковского счета следует рассматривать как совокупность двух видов отношений:
а) по поводу совершения в будущем расчетных операций (разновидность предварительного договора);
б) по поводу остатка счета (самостоятельный вид отношений, не сводимых ни к займу, ни к хранению).
Основополагающим элементом договора банковского счета является обязательство банка совершать расчетные сделки.

Указанный элемент определяет юридическую цель договора банковского счета - осуществление безналичных расчетов. Второй элемент договора банковского счета обслуживает основной: остаток на счете служит денежным покрытием расчетных операций, непрерывное осуществление которых изменяет сумму денег на счете . Учитывая неразрывную связь обоих элементов договора банковского счета, несводимость отношений по остатку счета ни к займу, ни к хранению, полагаем, что договор банковского счета на сегодняшний день является самостоятельным гражданско - правовым договором.

Гончарова С.И., Республиканское юридическое общество