Республиканское Юридическое Общество
+7 (495) 234-64-02
129366, г. Москва, проспект Мира, дом 150, ГК "Космос"

Судебные акты по налоговым спорам в АС г. Москвы

АРБИТРАЖНЫЙ СУД Г. МОСКВЫ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ
от 31 мая 2010 г. по делу N 161

Резолютивная часть решения объявлена 31 мая 2010 года.
Полный текст решения изготовлен 31 мая 2010 года.
Арбитражный суд г. Москвы
в составе судьи Н.П. Чебурашкиной
при ведении протокола судебного заседания судьей
рассмотрев в открытом судебном заседании дело по заявлению Ц.
к Межрайонной ИФНС России N 48 по г. Москве
о признании незаконным решения от 18.12.2009 N 325/24-15/187
при участии
от заявителя: Гончарова С.И. дов. от 01.04.2010
от ответчика: Рябинова Е.Ю. дов. от 22.03.2010, Ясиновский А.Д. дов. от 09.04.2010, Шаронин В.Ю. дов. от 11.01.2010

УСТАНОВИЛ:

Ц. обратилось с заявлением о признании незаконным решения Межрайонной ИФНС России N 48 по г. Москве от 18.12.2009 N 325/24-15/187 "О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения".
Представитель Межрайонной ИФНС России N 48 по г. Москве заявленные требования не признал по доводам, изложенным в отзыве.
Рассмотрев материалы дела, выслушав доводы сторон, суд установил, что заявленные требования подлежат удовлетворению по следующим основаниям.
Как следует из материалов дела, Межрайонной ИФНС России N 48 по г. Москве проведена выездная налоговая проверка Ц. по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) по всем налогам и сборам, а также по вопросу правильности исчисления и уплаты страховых взносов на обязательное пенсионное страхование за период с 01 января 2006 г. по 31 декабря 2007 г., по результатам которой составлен акт N 218/24-15/62 от 13.11.2009 г.
В порядке п. 6 ст. 100 НК РФ налогоплательщиком представлены письменные возражения на акт проверки.
По итогам рассмотрения возражений налоговым органом вынесено решение N 352/24-15/187 от 18.12.2009 г. о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, которым налогоплательщику предложено уплатить недоимку в сумме 70 418 986 руб., пени в сумме 19 792 628 руб., а также налогоплательщик привлечен к ответственности по п. 1 ст. 122 НК РФ с исчислением штрафа в общем размере 13 823 309 руб.
Заявитель на основании статей 101.2, 137 - 139 НК РФ подал в УФНС России по г. Москве апелляционную жалобу на решение N 352/24-15/187 от 18.12.2009 г. о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.
Письмом УФНС России по г. Москве N 21-19/018397 от 24.02.2010 г. апелляционная жалоба оставлена без удовлетворения, решение N 352/24-15/187 от 18.12.2009 г. о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения оставлено без изменения и признано вступившим в законную силу.
В соответствии со ст. 13 ГК РФ ненормативный акт государственного органа или органа местного самоуправления, а в случаях, предусмотренных законом, также нормативный акт, не соответствующий закону или нарушающий гражданские права и охраняемые законным интересом гражданина или юридического лица, могут быть признаны судом недействительными.
Согласно ст. 137 НК РФ каждый налогоплательщик или налоговый агент имеют право обжаловать акты налоговых органов ненормативного характера, действия или бездействие их должностных лиц, если, по мнению налогоплательщика или налогового агента, такие акты, действия или бездействия нарушают их права.
Основанием для привлечения налогоплательщика к налоговой ответственности послужили выводы инспекции о незаконных действиях Ц. по заключению притворных сделок.
Выводы налогового органа об отсутствии права на налоговый вычет по НДС и отнесения на расходы сумм оплаты в адрес недобросовестных налогоплательщиков необоснованны по следующим основаниям.
Оспариваемым решением налогоплательщик привлечен к налоговой ответственности, налогоплательщику начислена недоимки и пени за неуплату (неполную уплату) налога на прибыль в сумме 666 147 руб., начислены недоимки по налогу на добавленную стоимость в сумме 703 390 руб.
Указанные суммы образовались в результате учета в составе затрат по налогу на прибыль и налоговых вычетов по НДС сумм расходов по договорам с "фирмами-однодневками" О., П, и Ю.
В ходе допросов учредителей и генеральных директоров указанных компаний от них получены сведения о том, что они не учреждали соответствующие компании, не исполняли обязанности генеральных директоров указанных компаний и не выдавали доверенностей на исполнение обязанностей генерального директора; свои подписи на счетах-фактурах, счетах, товарных накладных, актах выполненных работ и иных оправдательных документах указанные лица не подтвердили.
Инспекция в оспариваемом решении ссылается на то, что фактически организации О., П., Ю. не функционировали как юридические лица, так как не обладали их признаками, предусмотренными статьями 48 и 53 ГК РФ, т.е. не имели органов юридического лица. Действия организаций и таких поставщиков не могут быть признаны сделками, подписанные ими первичные документы и выставленные счета-фактуры - достоверными. Согласно статье 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения. В силу п. 1 статьи 166 ГК РФ ничтожные сделки являются недействительными независимо от признания их таковыми судом. Согласно п. 1 статьи 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.
Таким образом, налоговым органом изменена квалификация сделок с О., П, и Ю.
В соответствии с п. 2 ст. 45 НК РФ взыскание сумм недоимки по налогу на прибыль и суммы недоимки по НДС по операциям с "фирмами-однодневками" должна производится налоговым органом в судебном порядке.
Вывод налогового органа о том, что Ц. вступая в финансово-хозяйственные отношения, действовало без должной осмотрительности и осторожности, в том числе при выборе контрагентов по договору, противоречит фактическим обстоятельствам дела.
Налоговым органом не доказана схема извлечения налоговой выгоды, в которой участвовал налогоплательщик, т.к. фактически налоговый орган привлекает налогоплательщика к ответственности за действия третьих лиц.
В соответствии с Постановлением Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" доначисление налогов и привлечение налогоплательщика к ответственности правомерны, если налоговыми органом представлены доказательства, позволяющие сделать однозначный вывод об использовании именно налогоплательщиком схемы ухода от налогообложения.
Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в данных документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.
Налоговым органом вывод об извлечении налогоплательщиком налоговой выгоды сделан по формальным основаниям - невозможность привлечения к налоговой ответственности поставщиков.
Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в Определении от 25.07.2001 N 138-О, в силу п. 7 ст. 3 НК РФ в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности налогоплательщиков, обязанность доказывания недобросовестности налогоплательщика в порядке, установленном Налоговым кодексом Российской Федерации, возлагается на налоговые органы.
В материалы дела не представлено доказательств совершения налогоплательщиком и его контрагентами согласованных действий, направленных исключительно на создание оснований для получения налоговой выгоды, и наличия у налогоплательщика умысла, направленного на незаконное изъятие сумм НДС из бюджета и неуплату в полном объеме налога на прибыль.
Отсутствие организаций по юридическому адресу не может быть проконтролировано налогоплательщиком, так как установленных законом прав на проверку данных фактов у сторон по сделке не имеется. Данные факты должны быть установлены в процессе регистрации поставщика как юридического лица, как налогоплательщика и при присвоении ему ИНН.
В соответствии с действующим законодательством регистрация юридических лиц, в том числе присвоение ИНН, внесение записей в Единый государственный реестр юридических лиц, осуществляется налоговыми органами. Включение юридического лица в Единый государственный реестр юридических лиц публично подтверждает реальность существования и правоспособность такого участника гражданского оборота.
Таким образом, если налоговые органы зарегистрировали указанные организации в качестве юридических лиц и поставили на учет, тем самым признали их право заключать сделки, нести определенные законом права и обязанности.
Налоговый орган является единственным участником налоговых правоотношений, имеющим законодательное право контролировать соблюдение гражданами и юридическими лицами требований законодательства о налогах и сборах.
Заявитель не знал и не мог знать о том, что ряд его контрагентов отсутствуют по юридическим адресам. Заключая сделки с указанными юридическими лицами, заявитель проверял факт регистрации данных организаций в открытых источниках, истребовал учредительные документы, т.е. проявил должную осмотрительность. Доказательств обратного налоговым органом не представлено.
Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении от 16.10.2003 N 329-О, истолкование статьи 57 Конституции Российской Федерации в системной связи с другими положениями Конституции Российской Федерации не позволяет сделать вывод, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. Правоприменительные органы не могут истолковывать понятие добросовестный налогоплательщик как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством.
Положения Налогового кодекса Российской Федерации не позволяют сделать вывод, что налогоплательщик несет ответственность за действия других организаций и за ненадлежащее исполнение такими организациями своих налоговых обязательств.
Действующее законодательство не предоставляет покупателю товара (работ, услуг) необходимых полномочий по контролю за отражением его контрагентами в налоговой отчетности операций по реализации товара (выполнению работ, оказанию услуг) и их оплате, а также за уплатой ими налога в бюджет и за представлением в налоговый орган каких-либо документов. Не совершение контрагентами покупателя товара (работ, услуг) указанных действий не является бесспорным доказательством недобросовестности покупателя, который не обязан, в силу действующего законодательства, отвечать за действия третьих лиц.
Таким образом, недобросовестность третьих лиц сама по себе не свидетельствует об отсутствии у налогоплательщика права на получение налоговой выгоды, если налоговый орган не докажет недобросовестность налогоплательщика при совершении конкретной хозяйственной операции.
Задолженность перед бюджетом по налогу на добавленную стоимость, в случае ее образования у российского поставщика товаров, подлежит взысканию с последнего как с самостоятельного налогоплательщика в общеустановленном порядке.
Ссылка налогового органа на отсутствие информации по результатам мероприятий налогового контроля, свидетельствующей о реальном факте уплаты поставщиком названного налога в бюджет, не является основанием для отказа в его возмещении добросовестному налогоплательщику, поскольку законодатель не ставит право на возмещение налога на добавленную стоимость в зависимость от действий третьих лиц, в том числе контрагентов, по исполнению ими налоговых обязательств, которые являются самостоятельными налогоплательщиками. Законодательством о налогах и сборах не установлена обязанность налогоплательщика подтвердить данные обстоятельства при предъявлении НДС к возмещению.
Налоговым органом не представлено доказательств, свидетельствующих о недобросовестности налогоплательщика и злоупотреблении своим правом на возмещение налога на добавленную стоимость из бюджета и на уменьшение налогооблагаемой базы по налогу на прибыль.
Согласно Определений Конституционного Суда Российской Федерации от 25.07.2001 г. N 138-0 и от 15.02.2005 г. N 93-О, для подтверждения недобросовестности налогоплательщика налоговому органу необходимо представить доказательства совершения сторонами по сделке умышленных совместных действий в целях получения необоснованной налоговой выгоды, убыточности предпринимательской деятельности налогоплательщика, фиктивности хозяйственных операций, неосуществления налогоплательщиком уставной деятельности, для которой получалась продукция и другие доказательства.
Инспекцией указанные доказательства не представлены.
Кроме того, налоговым органом не установлен факт умышленного участия налогоплательщика в схеме ухода от налогообложения, вывод инспекции о недобросовестности налогоплательщика основан на предположениях.
Предусмотренные договорами услуги оказаны, товары поставлены, что подтверждается актами оказанных услуг, накладными на получение товарно-материальных ценностей, счетами-фактурами. Нарушений положений пункта 1 статьи 252 и статьи 274 НК РФ не установлено.
Таким образом, налоговым органом не доказан факт недобросовестности действий налогоплательщика Ц., а также факт направленности оспариваемых сделок на получение необоснованной налоговой выгоды, в связи с чем, оспариваемое решение в части начисления недоимки в размере 666 147 руб. по налогу на прибыль и недоимки в размере 703 390 руб. по НДС, начислению соответствующих сумм пеней и привлечению налогоплательщика к ответственности за неуплату налога на прибыль не соответствует налоговому законодательству, вынесено без учета фактических обстоятельств дела.
В оспариваемом решении инспекцией установлена неуплата (неполная уплата) единого социального налога в сумме 68 990 432 рубля. Данный вывод сделан налоговым органом на основании классификации сделок Ц. по привлечению персонала других фирм на основании соответствующих договоров, как притворных.
Выводы налогового органа необоснованны по следующим основаниям.
Решение об использовании в предпринимательской деятельности заявителя привлеченного персонала связано с финансированием строительства торгового комплекса с подземной автостоянкой по адресу: Москва, ул. Петровка, вл. 2.
В соответствии с п. 2.1 ст. 2 Инвестиционного контракта рег. N 8-1871/Н-2 от 29.12.2001 г. с Правительством Москвы сумма финансовых вложений (инвестиций) заявителя составляет 30 000 000 долларов США.
Из акта от 07.11.2008 г. о результатах реализации инвестиционного проекта согласно инвестиционному контракту от 29.12.2001 г. N 8-1871/н-2 (рег. N 12-000096-5001-0012-00001-01) по строительству торгового комплекса с подземной автостоянкой по адресу: ул. Петровка, д. 2, стр. 2, следует, что объем строительства составил 35 864,9 кв. м, в том числе 23 802,9 кв. м наземной площади и 12 062 кв. м подземной части, сметная стоимость работ 1 786 015 600 руб. в текущих ценах.
С учетом необходимости исполнения инвестиционных обязательств в деятельности заявителя поставлена задача по оптимизации управления, сокращения издержек производства и численности работников организации. Указанные задачи и цели делового характера достигнуты заявителем, в том числе посредством заключения договоров о предоставлении персонала с рекрутинговыми компаниями: ООО "А.", специализация смешанная - офис, ООО "А.", специализация смешанная - УТО, ООО "А.", специализация торговля, ООО "А.", специализация торговля, ООО "В.", специализация торговля, ООО "В.", специализация АХО, склады, ООО "Д.", специализация торговля, ООО "К.", специализация торговля, ООО "К.", специализация торговля, ООО "Л.", специализация контролеры, ООО "Л.", специализация торговля, ООО "М", специализация торговля, ООО "М", специализация торговля, ООО "М", специализация торговля, ООО "М", специализация контролеры, ООО "М", специализация торговля, ООО "М", специализация торговля, ООО "М", специализация АХО, ООО "М", специализация торговля, ООО "М", специализация торговля, ООО "О", специализация торговля, ООО "П", специализация АХО, ООО "П", специализация торговля, ООО "Ф", специализация торговля.
В результате заключения договоров о предоставлении персонала заявитель решал вопросы расширения торговых площадей и перепрофилирования Центрального универмага в ведущий Торговый Дом России.
Договоры о предоставлении персонала исключали выполнение обязательств, предусмотренных трудовым законодательством для работодателя: ведение кадрового делопроизводства, обеспечение трудовых и социальных гарантий (отпуска, больничные, компенсации при расторжении трудового договора и т.д.), исчисление зарплатных налогов и формирование отчетности по персонифицированному учету каждого лица является обязанностью рекрутинговых компаний.
Применение договоров по предоставлению персонала исключает: трудовые споры с персоналом, ведение бухгалтерского учета по заработной плате привлеченных сотрудников, персонифицированный учет и отчетность по "зарплатным" налогам, выплаты социального характера (больничные, отпускные, отпуска по беременности и родам, уходу за ребенком, учебные (для написания курсовых и научных работ) и т.д.), материальный ущерб вследствие недостачи материальных ценностей по вине персонала, расходы на обучение персонала.
Кроме того, заключение сделок на предоставление персонала позволило заявителю снизить долю расходов на персонал в 2004 - 2005 гг. до 10,5% и 11,1% от величины торговой выручки.
По состоянию на 01.01.2007 г. в штате заявителя отдел по работе с персоналом состоял из 5 единиц (ФОТ отдела 124 785 руб. в месяц), бухгалтерия - 13 единиц (ФОТ бухгалтерии 123 225 руб.). С момента прекращения взаимодействия с рекрутинговыми компаниями с 01.06.2006 г. в отделе по работе с персоналом состояло 16 единиц (ФОТ отдела 230 085 руб.), в бухгалтерии - 19 (ФОТ 211 975 руб.). Достигнута мобильность рабочей силы, поскольку возможность приема сотрудника на любой срок, в том числе испытательный, позволяет в случае, если он не подходит, переложить обязанность по его увольнению на рекрутинговую компанию.
В штатном расписании заявителя в течение проверяемого периода сохранились позиции руководящего персонала: директора направлений, менеджеры отделов и иной административно-управленческий персонал состояли в штате заявителя; продавцы, кладовщики, уборщики, грузчики, охранники и контролеры работали в Торговом Доме по договору о предоставлении персонала.
При этом, при заключении указанных договоров в рекрутинговых компаниях персонал набирался по функциональному признаку: в одной компании работали продавцы детской одежды, в другой - парфюмерии, в третьей - уборщицы и т.д. Указанная специализация также позволяла управленческому персоналу заявителя оперативно решать вопросы мобильности предоставляемого персонала и его обучения.
Указанные договоры являлись реальными, экономически целесообразными, поскольку за счет замещения труда услугами рекрутинговых компаний заявителем достигнут экономический эффект в виде уменьшения своих затрат и получение дохода за счет оптимизации управления персоналом.
В 2006 г. заявителем получена прибыль в размере 83 807 тыс. руб., в 2007 г. - 12 667 тыс. руб., в результате чего, в 2006 г. налогоплательщик уплатил налог на прибыль в размере 10001 тыс. руб., в 2007 г. - 899 тыс. руб., что подтверждается отчетом о прибылях и убытках за 2005 - 2007 гг.
Таким образом, целью заключения сделок по привлечению персонала являлось получение дохода за счет оптимизации управления персоналом при осуществлении реальной экономической деятельности, заключенные заявителем договоры являются реальными, экономически обоснованными и имеющими деловую цель.
Согласно правовой позиции, изложенной в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12 октября 2006 г. N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики, в связи с чем, предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны.
Под налоговой выгодой понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.
Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и(или) противоречивы.
Кроме того, из показаний бывших сотрудников заявителя, устроившихся на работу в рекрутинговые компании, следует, что их заработная плата в связи с переходом в другую организацию увеличилась. Данные факты подтверждаются протоколами допроса Аведисян А.А., Аксенова Л.П., Арутюнян Л.В., Бадриева Т.А., Белова Т.Е., Бирюкова Т.П., Болдырева Г.В., Брахман Е.В., Виноградский П.Е., Вислобокова В.Е., Вялкина Г.И., Галкина Е.Н., Грачева З.В., Гуркова О.Е., Ермакова Е.В., Ермолаева Н.Н., Жиганова Н.Г., Залялиева Р.С, Игнатов П.А., Климанова Е.В., Копылова Н.Н., Коростелева Ю.Л., Косаренкова Л.Н., Косушкин Г.А., Кравцова Р.Ф., Крупина Н.А., Мастеркова Е.С., Минина Л.Ф., Мысливцева Ю.С., Разуваева Н.С., Станкеева Н.В., Степченкова Л.А., Сямиуллина Г.С, Тихонюк Г.В., Толстова Н.С., Трофимова А.В., Юрочко Е.В.
Таким образом, мотивация сотрудников при уходе с работы из Торгового дома вызвана объективными основаниями - увеличением заработной платы.
Кроме того, протоколами допроса не зафиксирован факт перевода сотрудников Ц. в проверяемый период. Все допрошенные лица уволились из Ц. до 2006 г. Обстоятельства перевода сотрудников в аутсорсинговые компании, установленные налоговым органом, не относятся к периоду проверки.
Представленными в материалы дела доказательствами подтверждается, что сотрудники рекрутинговых организаций поступили на работу на основании личного заявления и с ними заключен трудовой договор.
В 2006 - 2007 гг. рекрутинговыми компаниями предоставлены в Ц. 2438 человек, из них 537 человек ранее являлись сотрудниками заявителя, 1901 человек приняты в штат рекрутинговых компаний не из числа бывших сотрудников Ц.
Таким образом, довод налогового органа о массовом переводе сотрудников Ц. в проверяемом периоде не соответствует действительности.
Довод налогового органа о том, что инициатива увольнения сотрудников из Ц.  исходила от руководства заявителя, также основан на предположении. Ни одно из допрошенных налоговым органом лиц не дало показаний, что лично получило от руководителя Ц. - Погромовой Т.М. - распоряжение о необходимости уволиться, знакомилось с таким указанием или локальным актом.
Процесс сокращения штата произошел постепенно с конца 2003 г. до середины 2007 г. Руководством заявителя не проводилась работа по массовому сокращению штата, соответствующие распоряжения не издавались.
Руководством достигнута договоренность с Лузановой Н.Л., что подконтрольные ей компании будут предоставлять в Торговый Дом персонал по заявкам Торгового Дома. При этом, обязательным условием являлось согласование кандидатуры предоставляемого работника с отделом кадров Торгового Дома, поскольку высокие стандарты обслуживания ведущего Торгового Дома России требовали высокопрофессионального персонала. Таким образом, оценкой предоставляемого персонала, а также оценкой доказательств его соответствия требованиям заявителя занимался отдел кадров Ц.
Приемом на работу в ректуринговые компании отдел кадров заявителя не занимался. Все кадровые документы готовились и предоставлялись кадровыми сотрудниками рекрутинговых компаний, а также лично Лузановой Н.Л.
Тот факт, что им предоставлена возможность в строго оговоренные дни присутствовать в отделе кадров заявителя для работы с персоналом, не свидетельствует о том, что кадровое делопроизводство производилось сотрудниками Ц.
Показания допрошенных налоговым органом лиц, а именно Абрамовой В.А., Алексеенко А.А., Алясева М.Н., Ангипов В.В., Андреева Л.А., Брысина Н.Н., Вершинина Г.В., Волощенко А.Ю., Галанова О.С, Гераськина Е.С., Гончарова О.Н., Горбатова Н.И., Грачева З.В., Грачева М.А., Григорьева Е.В., Дубинская А.В., Егорова И.В., Ермолаева Н.Н., Жиганова Н.Г., Замосковцев М.В., Исайкина Т.А., Кудряшова Е.А., Маклакова М.Ю., Максимова В.А., Мартынова Н.Н., Матвеева Н.А., Мостовая О.А., Никанорова Т.Н., Никогосова В.В., Николаева Е.А., Омелянчук В.Н., Орлова С.В., Орчикова С.А., Пантюкова В.В., Перфильева В.В., Сергеева А.С., Сухов А.Э., Фомин А.В., что документы по переводу предоставлялись сотрудниками отдела кадров Ц. основаны на том факте, что допрошенные лица не знали, что в определенные дни в отделе кадров заявителя также осуществляли кадровую деятельность сотрудники рекрутинговых компаний, с которыми после увольнения из Ц. происходило общение и оформление трудовых отношений.
Из протоколов допроса Алясева М.Н., Бадмиева Т.А., Глазнева Е.С., Грибова Е.В., Григорьева Т.К., Енивеева Н.В., Жиганова Н.Г., Исайкина Т.А., Капанадзе Ж.О., Коростелева Ю.Л., Левашова Л.В. следует, что указанные лица подтвердили, что Лузанова Н.Л. им знакома в трудовой деятельности.
Довод налогового органа о том, что набором сотрудников в рекрутинговые компании занимался отдел кадров заявителя также необоснован, поскольку новым сотрудникам не было известно, что в определенные дни кадровики рекрутинговых компаний присутствуют в Ц, проводят там прием соискателей, собеседование и оценку документов по трудоустройству.
Кроме того, *** допрошенных лиц показали, что первоначальный прием с целью трудоустройства происходил в офисе, расположенным в гостинице "Рэдиссон Славянская", что подтверждается протоколами допроса Абрамовой В.А., Алексеенко А.А., Алясева М.Н., Ангипов В.В., Брысина Н.Н., Вершинина Г.В., Волощенко А.Ю., Галанова О.С., Гераськина Е.С., Гончарова О.Н., Горбатова Н.И., Грачева М.А., Григорьева Е.В., Дубинская А.В., Егорова И.В., Замосковцев М.В., Исайкина Т.А., Кудряшова Е.А., Маклакова М.Ю., Максимова В.А., Мартынова Н.Н., Матвеева Н.А., Мостовая О.А., Никанорова Т.Н., Никогосова В.В., Николаева Е.А., Омелянчук В.Н., Орлова С.В., Орчикова С.А., Пантюкова В.В., Перфильева В.В., Сергеева А.С., Сухов А.Э., Фомин А.В.
Как следует из протокола допроса Лузановой Н.Л., генерального директора рекрутинговых компаний, ее рабочее место находилось и находится по адресу Площадь Европы, д. 2, офис 506. Собеседование, заполнение документов по трудоустройству, прием документов при подписании трудовых договоров с работниками вышеуказанных организаций происходили на территории заказчика Ц. и по месту нахождения Лузановой Н.Л.
Таким образом, доводы налогового органа о том, что набор персонала и кадровое делопроизводство в отношении сотрудников рекрутинговых компаний осуществлялось отделом кадров заявителя, не соответствуют действительности.
Довод инспекции о том, что трудовые обязанности бывших сотрудников заявителя после перехода не изменились, несостоятельны, поскольку производилось обучение сотрудников рекрутинговых компаний новым навыкам обслуживания клиентов, повышением качества предоставляемого обслуживания, в связи с введением новых стандартов обслуживания проведены беседы и тренинги обслуживания клиентов на более высоком профессиональном уровне.
Из протокола допроса учредителя рекрутинговых компаний Моисеева М.Ю. следует, что вышеуказанные организации занимались набором, обучением и предоставлением персонала. Моисеев М.Ю. лично проводил многочисленные собеседования и тренинги с набранным персоналом, под каждый из заказов заказчик предоставлял свое помещение, где проводились набор и обучение персонала.
Об изменениях в трудовых обязанностях дали показания при допросе Вялкина Г.И., Дмитриева С.А., Долиненко И.Д., Игнатов П.А., Кирсанова Н.А., Комлева Т.М., Коростелева Ю.Л.,Косушкин Г.А., Станкеева Н.В., Сямиуллина Г.С., Юрочко Е.В.
В целях сокращения издержек обращения и повышения рентабельности организации руководством Ц. принято решение заключить договоры возмездного оказания услуг с рекрутинговыми компаниями. Качество работы согласовано сторонами с учетом высоких стандартов обслуживания, сложившихся в Ц. как ведущем Торговом доме России. Выбор компаний, возглавляемых Лузановой Н.Л., являлся результатом конкурентной борьбы среди аналогичных аутсорсинговых компаний, способных предоставлять аналогичные услуги. Существенное значение для Ц. имела цена договора по предоставлению, исходя из стоимости единицы персонала определенной категории. В штатном расписании Ц. сохранены должности сотрудников, услуги которых не могли быть заменены услугами работников аутсорсинговых компаний. Действия Ц. являлись экономически целесообразными.
Согласно пункту 3 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" налоговая выгода подлежит признанию обоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).
Контрагенты Ц. предложили осуществлять предоставление персонала, полный контроль за рисками невыхода сотрудников на работу, увольнения, нарушения работником трудовой дисциплины, замены одного работника другим по требованию заявителя. Руководство, контроль за трудовой деятельностью и непосредственное подчинение работников производилось в рамках соответствующих рекрутинговых компаний. Функциональная специализация рекрутинговых компаний также позволила качественно и эффективно осуществлять контроль за исполнением работников своих непосредственных трудовых обязанностей, производить оперативную подготовку и обучение персонала в рамках специализаций рекрутинговых компаний.
Целью заключенных договоров по привлечению персонала является повышение производительности труда, снижение себестоимости продукции (работ, услуг), минимизация рисков, связанных с трудовым законодательством.
Выручка от продажи товаров, продукции, работ, услуг согласно отчетов о прибылях и убытках за 2003 г., 2004 г., 2005 г., 2006 г. и 2007 г. составила в 2003 г. - 1 048 441 тыс. руб.; в 2004 г. - 1 510 119 тыс. руб.; в 2005 г. - 2 737 130 тыс. руб., в 2006 г. - 3 966 144 тыс. руб., в 2007 г. - 5 817 708 тыс. руб., что свидетельствует об увеличении объема выручки за период действия договоров о предоставлении персонала более, чем в 5 раз. Указанное увеличение продаж связано как с расширением ассортимента реализуемых изделий, так и с большим количеством клиентов, обслуженных в Торговом Доме.
Кроме того, в результате привлечения персонала посредством рекрутинговых компаний трудовые обязанности персонала увеличились.
Правила внутреннего распорядка рекрутинговых компаний отличаются от правил внутреннего распорядка Ц., в связи с чем, довод инспекции о том, что характер выполняемой работы и трудовая функция персонала не изменились, не обоснован, трудовые обязанности расширены.
Кадровое делопроизводство полностью велось в рекрутинговых компаниях, должностные инструкции кадровиков, являющихся сотрудниками Ц., изменены и по ряду сотрудников фактически сведены к собеседованию с привлеченным персоналом для решения вопроса о соответствии/несоответствии соискателя требованиям Ц.. Таким образом, оценкой персонала трудовым стандартам занималась кадровая служба налогоплательщика, остальной деятельностью - с момента оформления на работу до увольнения сотрудника - рекрутинговая компания.
Довод налогового органа о том, что поиском персонала для рекрутинговых компаний занималась кадровая служба Ц., не соответствует фактическим обстоятельствам дела, поскольку в проверяемом периоде Торговым домом также набирались штатные сотрудники. При этом, поиском сотрудников для рекрутинговых компаний кадровая служба Ц. не занималась. Оценка соответствия/несоответствия соискателя требованиям Ц. происходила в рамках кадровой службы, все иные функции кадрового делопроизводства исполнялись в рамках рекрутинговых компаний.
В Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 указано, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданы, а содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности сведения достоверны. Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.
Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.
Установление наличия разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.
Применение налогоплательщиком организационных мероприятий по оптимизации функционирования Торгового дома, а также наличие между Ц. и указанными вновь образованными обществами фактических взаимоотношений по оказанию услуг по договорам предоставления персонала, - при отсутствии со стороны налогового органа доказательств об учете налогоплательщиком хозяйственных операций вне связи с их действительным экономическим смыслом и об отсутствии доказательств отсутствия ведения Ц. реальной предпринимательской деятельности - не свидетельствует о создании налогоплательщиком схемы ухода от налогообложения.
Довод налогового органа о том, что счета открыты к началу взаимоотношений с налогоплательщиком, не обоснован, поскольку счета рекрутинговых компаний открыты после их государственной регистрации, для возможности осуществлять коммерческую деятельность.
Инспекцией не выявлены нарушения при учреждении рекрутинговых компаний - указанные юридические лица учреждены в соответствии с требованиями закона.
Довод налогового органа о притворности договоров о предоставлении персонала, заключенных налогоплательщиком с рекрутинговыми компаниями не обоснован, поскольку налоговым органом не указано, какую сделку между юридическими лицами прикрывает договор о предоставлении персонала.
Фактическое исполнение договоров о предоставлении персонала налоговым органом не отрицается - персонал предоставлен, персоналом выполнялись трудовые функции и исполнялись трудовые обязанности, правила внутреннего распорядка рекрутинговых компаний.
Наличие трудовых отношений между работниками рекрутинговых компаний и этими компаниями подтверждается документами о зачислении работников в штат организаций, увольнении отдельных лиц, выплатах заработной платы, соблюдении правил внутреннего трудового распорядка. Налоговым органом данные трудовые договоры не признаны недействительными.
Ссылка инспекции, в обоснование получения налогоплательщиком необоснованной налоговый выгоды, на то, что с момента заключения указанных договоров у Ц. значительно уменьшились платежи по ЕСН, необоснованна по следующим основаниям.
Уровень платежей по ЕСН за 2004 г. и за 2006 г. остались на прежнем значении: за 2004 г. уплачена в составе ЕСН сумма 9 004 794 руб., за 2006 г. - 9 347 947 руб. В 2007 г. сумма ЕСН, перечисленная в бюджет налогоплательщиком, увеличилась в 3 раза и составила 29 211 895 руб. Указанный уровень, достигнутый Ц., является результатом увеличения продаж и расширения ассортимента Торгового дома, что повлекло увеличение зарплат всех категорий сотрудников Ц.
Кроме того, завершение строительством нового здания требовало расширения штата сотрудников с учетом необходимой им подготовки в рамках Торгового дома с учетом высоких стандартов обслуживания, применяемых в организации.
Достижение положительного экономического результата, уменьшение размера налоговой обязанности не являются основанием для признания полученной налогоплательщиком налоговой выгоды необоснованной.
В соответствии с Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12 октября 2006 г. N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды", налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. При этом, возможность достижения того же экономического результата с меньшей налоговой выгодой, полученной налогоплательщиком путем совершения других предусмотренных или не запрещенных законом операций, не является основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.
Ссылка налогового органа на то, что рекрутинговые компании применяли упрощенную систему налогообложения, как на доказательство получения Ц. необоснованной налоговой выгоды, несостоятельна, поскольку применение контрагентом налогоплательщика специального налогового режима не влечет для последнего правовых последствий в сфере налогообложения.
Предполагаемая аффилированность и взаимозависимость рекрутинговых компаний и Ц. не свидетельствует об их недобросовестности. Законом не установлен запрет на осуществление хозяйственных операций между аффилированными и взаимозависимыми лицами.
П. 5 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" разъяснено, что взаимозависимость участников сделок сама по себе не может служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной, без установления совокупности и взаимосвязи с иными обстоятельствами: невозможность реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг; отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств; учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций; совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета.
Указанные обстоятельства налоговым органом не установлены.
Кроме того, участие в сделках лиц, признанных взаимозависимыми, не свидетельствует об экономической неоправданности расходов налогоплательщика и наличии у него необоснованной налоговой выгоды, поскольку каждый налогоплательщик осуществляет предпринимательскую деятельность самостоятельно на свой риск и вправе единолично оценивать ее эффективность и целесообразность, исходя из поставленных целей.
В соответствии со ст. 40 НК РФ взаимозависимость участвующих в сделке лиц является основанием для контроля налоговым органом правильности применения цены заключенной между ними сделки.
При проведении налоговой проверки заявителя нарушений в правильности применения цены услуг по предоставлению персонала не установлено.
Ссылка налогового органа на то, что услуги по ведению бухгалтерского учета рекрутинговым организациям и консультационные услуги по вопросам ведения бухгалтерского учета и составления бухгалтерской отчетности и проведению аудиторских проверок Ц. оказывали взаимозависимые аудиторские компании, не влияет на признание взаимосвязанными налогоплательщика и рекрутинговых компаний.
Сделки совершены и исполнены независимыми юридическими лицами, которые не подпадают под условия признания взаимозависимыми - п. 1 ст. 20 НК РФ, на процесс принятия решений по совершению сделок в данных компаниях указанные лица влиять не могли, иных взаимоотношений, за исключением сделок по предоставлению персонала, не имели.
Налоговый орган не представил доказательств того, каким образом данная зависимость могла оказывать влияние на взаимоотношения Торгового дома с указанными компаниями.
Довод налогового органа о том, что Ц. полностью контролировало ведение бухгалтерского и налогового учета рекрутинговых компаний, также необоснован.
Выплаты, производимые налогоплательщиком за предоставление персонала производились за услуги по предоставлению персонала, сумм, предназначенных для уплаты ООО "С-НТ" за ведение бухгалтерского учета, налогоплательщик не перечислял.
Доказательств, свидетельствующих о согласованности действий Ц. и рекрутинговых компаний, их направленности на получение необоснованной налоговой выгоды, налоговым органом не представлено.
Согласно п. 1 ст. 235 НК РФ налогоплательщиками единого социального налога признаются организации, производящие выплаты физическим лицам.
В соответствии с п. 1 ст. 236 НК РФ объектом налогообложения для организаций, производящих выплаты физическим лицам, признаются выплаты и иные вознаграждения, начисляемые налогоплательщиками в пользу физических лиц по трудовым и гражданско-правовым договорам, предметом которых является выполнение работ, оказание услуг (за исключением вознаграждений, выплачиваемых индивидуальным предпринимателям), а также по авторским договорам.
Налоговая база определяется как сумма выплат и иных вознаграждений, предусмотренных п. 1 ст. 236 НК РФ, начисленных налогоплательщиками за налоговый период в пользу физических лиц.
Согласно ст. 16 Трудового кодекса Российской Федерации трудовые отношения возникают между работником и работодателем на основании трудового договора, заключаемого в соответствии со ст. ст. 57 - 62 ТК РФ.
Согласно ст. 56 ТК РФ, под трудовым договором понимается соглашение между работником и предприятием, по которому работник обязуется выполнять работу по определенной специальности, квалификации или должности с подчинением внутреннему трудовому распорядку, а предприятие обязуется выплачивать работнику заработную плату и обеспечивать условия труда, предусмотренные законодательством о труде, коллективным договором, соглашением сторон.
Ц. в проверяемом периоде не заключало с сотрудниками рекрутинговых компаний трудовых договоров на выполнение работы по какой-либо должности, предусмотренной штатным расписанием Торгового дома. Иные договоры с указанными физическими лицами налогоплательщиком также не подписывались.
При этом расчеты с физическими лицами, не состоящими в трудовых отношениях с налогоплательщиком и являющимися работниками рекрутинговых компаний, Ц. не производило, суммы вознаграждений указанным лицам не выплачивало.
Фактическое начисление и выплату заработной платы работникам рекрутинговых компаний в проверяемом периоде производили данные рекрутинговые компании.
Рекрутинговые компании являлись самостоятельными юридическими лицами, осуществляли собственную предпринимательскую деятельность.
При этом, налоговым органом не оспорен факт того, что, как самостоятельные налогоплательщики, рекрутинговые компании в полном объеме произвели уплату страховых взносов на обязательное пенсионное страхование за 2006 - 2007 гг.
То обстоятельство, что они применяли упрощенную систему налогообложения, не возлагает на Ц. обязанность по уплате ЕСН за третьи юридические лица.
В соответствии с п. 2 ст. 346.11 НК РФ освобождение организаций, применяющих упрощенную систему налогообложения, от обязанностей по уплате налога на прибыль организаций, НДС (за исключением НДС, подлежащего уплате в соответствии с НК РФ при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации), налога на имущество организаций, а также ЕСН установлено законодателем, которым при этом не введено норм, определяющих, что бремя по уплате данных налогов должны нести другие юридические лица в целях компенсации потерь соответствующих бюджетов.
Согласно ст. 346, 22 НК РФ суммы налога при применении УСН зачисляются на счета органов Федерального казначейства для их последующего распределения в бюджеты всех уровней и бюджеты государственных внебюджетных фондов в соответствии с бюджетным законодательством Российской Федерации.
Применение упрощенной системы налогообложения, а также применение общего режима налогообложения, предусматривающего уплату ЕСН в соответствии с главой 24 НК РФ, обеспечивает поступление платежей в бюджеты различных уровней и бюджеты фондов социального и обязательного медицинского страхования.
Рекрутинговые компании, произведя уплату налога по упрощенной системе налогообложения, обеспечили поступление соответствующих платежей в федеральный бюджет и в бюджеты фондов социального и обязательного медицинского страхования.
Таким образом, решение налогового органа в части начисления недоимки в размере 68 990 432 руб. по ЕСН, начисления соответствующих сумм пеней и привлечения налогоплательщика к ответственности за неуплату единого социального налога не соответствует налоговому законодательству и фактическим обстоятельствам дела.
Заявитель не оспаривает доначисление сумм НДС по эпизоду отнесения налогоплательщиком реализации товара к операциям, не подлежащим налогообложению (освобожденным от налогообложения).
При этом, с учетом имеющейся у налогоплательщика переплаты по НДС в федеральный бюджет в размере 59 017 рублей, в том числе: за октябрь 2006 г. - 6 142 руб.; за ноябрь 2006 г. - 2 673 руб.; за декабрь 2006 г. - 50 202 руб., начисление пеней, а также привлечение к налоговой ответственности по данному основанию не может быть произведено.
Данные доводы заявителя принимаются судом, поскольку инспекцией факт переплаты не оспорен.
Кроме того, заявитель не оспаривает начисление налоговым органом пени по НДФЛ за его несвоевременное перечисление в бюджет в общей сумме 7 207 руб. По данному эпизоду заявитель подтверждает наличие суммы пеней, подлежащей перечислению в бюджет.
В соответствии с Определением ВАС РФ от 02.03.2010 N ВАС-1790/10 расходы по госпошлине подлежат взысканию с Межрайонной ИФНС России N 48 по г. Москве, поскольку освобождение государственных органов от уплаты государственной пошлины на основании подпункта 1.1 пункта 1 статьи 333.37 Налогового кодекса Российской Федерации не влечет за собою освобождение от исполнения обязанности по возмещению судебных расходов, понесенных стороной, в пользу которой принято решение, в соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
На инспекцию возложена обязанность не по уплате государственной пошлины в бюджет, а по компенсации обществу денежных сумм, равных понесенным им судебным расходам.
На основании ст. 13 ГК РФ, ст. 137, 169, 170, 171, 172, 236, 237, 252, 274 НК РФ, и руководствуясь ст. ст. 4, 29, 110, 167 - 169, 198, 200, 201 АПК РФ арбитражный суд

РЕШИЛ:

Признать незаконным решение Межрайонной ИФНС России N 48 по г. Москве от 18.12.2009 N 325/24-15/187 "О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения" Ц.
Взыскать с Межрайонной ИФНС России N 48 по г. Москве в пользу Ц. госпошлину 2000 руб.
Решение может быть обжаловано в сроки и порядке, предусмотренные ст. 181, 257, 259, 273, 276 АПК РФ.

Судья
Н.П.ЧЕБУРАШКИНА