Республиканское Юридическое Общество
+7 (495) 234-64-02
129366, г. Москва, проспект Мира, дом 150, ГК "Космос"

Судебные акты по налоговым спорам в 9AАС

ДЕВЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 2 сентября 2010 г. N 2010-АК

Дело N 161

Резолютивная часть постановления объявлена 31 августа 2010 года
Постановление изготовлено в полном объеме 02 сентября 2010 года
Девятый арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего судьи Н.О. Окуловой,
судей С.Н. Крекотнева, Н.Н. Кольцовой,
при ведении протокола судебного заседания секретарем А.Н. Красиковой,
рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу МИФНС России N 48 по г. Москве
на решение Арбитражного суда г. Москвы от 31.05.2010
по делу N 161, принятое судьей Н.П. Чебурашкиной
по заявлению Ц.
к МИФНС России N 48 по г. Москве
о признании незаконным решения
при участии в судебном заседании:
от заявителя - Гончаровой С.И. по дов. N И10-04-129 от 01.04.2010
от заинтересованного лица - Опанасюк В.В. по дов. N 03-11/10-37 от 02.02.2010,
Ясиновского А.А. по дов. N 03-11/10-45 от 09.04.2010, Шаронина В.Ю. по дов. N 03-11/10-6 от 11.01.2010, Рябиновой Е.Ю. по дов. N 03-11/10-48 от 22.03.2010

УСТАНОВИЛ:

Ц. (далее - общество, заявитель, налогоплательщик) обратилось с заявлением о признании незаконным решения Межрайонной ИФНС России N 48 по г. Москве (далее - заинтересованное лицо, налоговый орган, инспекция) от 18.12.2009 N 352/24-15/187 "О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения".
Решением суда от 31.05.2010 заявленные требования удовлетворены. При этом суд исходил из того, что оспариваемый ненормативный акт является незаконным, нарушает права и законные интересы налогоплательщика.
Не согласившись с принятым решением, заинтересованное лицо обратилось с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда отменить, принять новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных требований, указывая на то, что судом при принятии решения неправильно применены нормы материального права, судом не полностью исследованы все обстоятельства дела.
Заявитель представил отзыв на апелляционную жалобу, в котором, не соглашаясь с доводами жалобы, просит оставить решение суда без изменения, а апелляционную жалобу налогового органа - без удовлетворения.
В судебном заседании был объявлен перерыв с 24.08.2010 по 31.08.2010 г.
Стороны представили письменные пояснения в порядке ст. 81 АПК РФ.
В судебном заседании суда апелляционной инстанции представители сторон поддержали свои правовые позиции по спору.
Изучив представленные в деле доказательства, заслушав представителей сторон, рассмотрев доводы апелляционной жалобы, отзыва на нее, письменных пояснений, суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены или изменения решения арбитражного суда, принятого в соответствии с законодательством РФ о налогах и сборах и обстоятельствами дела, и удовлетворения апелляционной жалобы, исходя из следующего.
Как следует из материалов дела, налоговым органом проведена выездная налоговая проверка Ц. по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) по всем налогам и сборам, а также по вопросу правильности исчисления и уплаты страховых взносов на обязательное пенсионное страхование за период с 01 января 2006 г. по 31 декабря 2007 г., по результатам которой составлен акт N 218/24-15/62 от 13.11.2009 г.
На акт проверки налогоплательщиком представлены возражения. (л.д. 129, т. 1).
По итогам рассмотрения возражений и акта проверки налоговым органом вынесено решение N 352/24-15/187 от 18.12.2009 г. о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, которым налогоплательщику предложено уплатить недоимку в сумме 70 418 986 руб., пени в сумме 19 792 628 руб. (с учетом исправления технической ошибки), а также налогоплательщик привлечен к налоговой ответственности по п. 1 ст. 122 НК РФ в виде штрафа в общем размере 13 823 309 руб., налогоплательщику предложено внести необходимые исправления в документы бухгалтерского и налогового учета. (л.д. 23 - 117, 147 т. 1).
Не согласившись с вынесенным решением, общество обратилось в УФНС России с апелляционной жалобой. Решением УФНС России по г. Москве N 21-19/018397 от 24.02.2010 г. апелляционная жалоба оставлена без удовлетворения, решение N 352/24-15/187 от 18.12.2009 г. о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения оставлено без изменения и признано вступившим в законную силу.
Арбитражный апелляционный суд, исследовав и оценив представленные в деле доказательства в их совокупности и взаимной связи, считает, что судом первой инстанции полно и всесторонне установлены обстоятельства по делу и им дана надлежащая правовая оценка.
В апелляционной жалобе налоговый орган приводит доводы, аналогичные содержащимся в оспариваемом решении и заявленным в суде первой инстанции. Налоговый орган не указал обстоятельств, являющихся в соответствии со ст. 270 АПК РФ основанием для отмены или изменения решения суда первой инстанции.
Так, налоговый орган, ссылаясь на результаты встречных налоговых проверок организаций-контрагентов О., П, и Ю. и свидетельские показания их руководителей, утверждает, что контрагенты представляют собой формально существующие организации с признаками фирм-"однодневок", у которых отсутствуют экономически необходимые ресурсы для оказания услуг; бухгалтерская и налоговая отчетность не сдавалась; все первичные документы подписаны неустановленными лицами. Общество не проявило должной осмотрительности и осторожности при выборе контрагентов.
Данные доводы не могут быть приняты судом и подлежат отклонению.
Материалами дела установлено, что обществом заключены договоры с О., П, и Ю., расходы по которым учтены обществом при исчислении налога на прибыль и применены налоговые вычеты по НДС на суммы налога, перечисленные контрагентам.
В соответствии с п. 1 ст. 252 НК РФ расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством РФ. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.
Согласно п. 1 ст. 172 НК РФ налоговые вычеты, предусмотренные ст. 171 НК РФ, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога, документов, подтверждающих уплату сумм налога, удержанного налоговыми агентами, либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных п. 3, 6 - 8 ст. 171 НК РФ. Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг), после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг).
Материалами дела подтверждено, что произведенные обществом расходы по указанным договорам являются обоснованными (экономически оправданными), поскольку несение данных расходов обусловлено производственной необходимостью, а также являются документально подтвержденными.
Совокупность представленных в материалы дела документов (договоры с контрагентами, акты приема выполненных работ, услуг, накладные, счета-фактуры, документы, подтверждающие оплату товара, услуг) свидетельствует о том, что реальность хозяйственных операций подтверждена обществом. (л.д. 33 - 150, т. 4, том 5, л.д. 3 - 70 т. 6, 73 - 97, т. 6).
При исследовании обстоятельств дела установлено, что П. производило поставку заявителю расходных материалов для оргтехники (картриджи, тонеры, барабаны принтеров, колонки, мышь, флэш-карты, бумага для плоттера и т.д., Ю. производило поставку оргтехники (многофункциональные центры, принтеры, инкассационные наборы) и расходных материалов для оргтехники (тонеры, барабаны принтеров), О. производило размещение рекламы Ц. в эфире радиостанций.
Претензии по фактическому исполнению указанных договоров и реальности хозяйственных операций налоговым органом не заявлены.
В соответствии с правовой позицией Пленума ВАС РФ, изложенной в Постановлении от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды", факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей, на что ссылается налоговый орган, сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.
Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.
Достоверных и документально обоснованных доказательств, свидетельствующих о том, что общество является взаимозависимым или аффилированным лицом по отношению к спорным контрагентам, соответственно, знало и могло знать о нарушении ими требований налогового законодательства, налоговым органом апелляционному суду не представлено.
Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в Определении от 25.07.2001 N 138-0, в силу п. 7 ст. 3 НК РФ в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности налогоплательщиков, обязанность доказывания недобросовестности налогоплательщика в порядке, установленном Налоговым кодексом Российской Федерации, возлагается на налоговые органы.
Как правильно отмечено судом, в материалы дела не представлено доказательств совершения налогоплательщиком и его контрагентами согласованных действий, направленных исключительно на создание оснований для получения налоговой выгоды, и наличия у налогоплательщика умысла, направленного на незаконное изъятие сумм НДС из бюджета и неуплату в полном объеме налога на прибыль.
Заявитель не знал и не мог знать о том, что ряд его контрагентов отсутствуют по юридическим адресам. Заключая сделки с указанными юридическими лицами, заявитель проверял факт регистрации данных организаций в открытых источниках, истребовал учредительные документы, т.е. проявил должную осмотрительность. Доказательств обратного налоговым органом не представлено.
Результаты встречных проверок контрагентов, на которые ссылается налоговый орган, не свидетельствуют о недобросовестности общества, наличии согласованности с контрагентами и не опровергают реальность осуществления хозяйственных операций.
Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении от 16.10.2003 N 329-0, истолкование статьи 57 Конституции Российской Федерации в системной связи с другими положениями Конституции Российской Федерации не позволяет сделать вывод, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. Правоприменительные органы не могут истолковывать понятие добросовестный налогоплательщик как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством.
Суд первой инстанции обоснованно указал на то, что положения Налогового кодекса Российской Федерации не позволяют сделать вывод, что налогоплательщик несет ответственность за действия других организаций и за ненадлежащее исполнение такими организациями своих налоговых обязательств.
Действующее законодательство не предоставляет покупателю товара (работ, услуг) необходимых полномочий по контролю за отражением его контрагентами в налоговой отчетности операций по реализации товара (выполнению работ, оказанию услуг) и их оплате, а также за уплатой ими налога в бюджет и за представлением в налоговый орган каких-либо документов. Несовершение контрагентами покупателя товара (работ, услуг) указанных действий не является бесспорным доказательством недобросовестности покупателя, который не обязан, в силу действующего законодательства, отвечать за действия третьих лиц.
Таким образом, недобросовестность третьих лиц сама по себе не свидетельствует об отсутствии у налогоплательщика права на получение налоговой выгоды, если налоговый орган не докажет недобросовестность налогоплательщика при совершении конкретной хозяйственной операции.
Ссылка налогового органа на отсутствие информации по результатам мероприятий налогового контроля, свидетельствующей о реальном факте уплаты поставщиком названного налога в бюджет, не является основанием для отказа в его возмещении добросовестному налогоплательщику, поскольку законодатель не ставит право на возмещение налога на добавленную стоимость в зависимость от действий третьих лиц, в том числе контрагентов, по исполнению ими налоговых обязательств, которые являются самостоятельными налогоплательщиками. Законодательством о налогах и сборах не установлена обязанность налогоплательщика подтвердить данные обстоятельства при предъявлении НДС к возмещению.
Налоговым органом не представлено доказательств, свидетельствующих о недобросовестности налогоплательщика и злоупотреблении своим правом на возмещение налога на добавленную стоимость из бюджета и на уменьшение налогооблагаемой базы по налогу на прибыль.
Кроме того, следует признать обоснованными доводы заявителя о том, что вопрос о реальности осуществления поставок в адрес заявителя, а также оказания услуг на размещение рекламы, не был исследован в рамках налоговой проверки, в решении налогового органа не отражен.
Инспекцией в ходе проверки не установлено обстоятельств, позволяющих усомниться в добросовестности общества.
Учитывая изложенное, вывод о недостоверности счетов-фактур, подписанных не лицами, значащимися в учредительных документах поставщиков в качестве руководителей этих обществ, не может самостоятельно, в отсутствие иных фактов и обстоятельств, рассматриваться в качестве основания для признания налоговой выгоды необоснованной.
Таким образом, довод инспекции о получении обществом необоснованной налоговой выгоды противоречит фактическим обстоятельствам. Суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что оспариваемое решение в части начисления недоимки в размере 666 147 руб. по налогу на прибыль и недоимки в размере 703 390 руб. по НДС, начислению соответствующих сумм пеней и привлечению налогоплательщика к ответственности не соответствует налоговому законодательству, вынесено без учета фактических обстоятельств дела.
В ходе проверки налоговым органом установлена неуплата (неполная уплата) единого социального налога в сумме 68 990 432 рубля. В связи с чем обществу доначислены суммы налога, соответствующие суммы пени и штрафа. Данный вывод сделан налоговым органом на основании классификации сделок Ц. по привлечению персонала других фирм на основании соответствующих договоров, как притворных.
Налоговый орган в апелляционной жалобе указывает на то, что действия налогоплательщика по заключению сделок с рекрутинговыми компаниями направлены на уклонение от уплаты ЕСН и получение необоснованной налоговой выгоды.
Данные доводы рассмотрены судом апелляционной инстанции и подлежат отклонению по следующим основаниям.
В соответствии с пп. 1 п. 1 ст. 235 НК РФ налогоплательщиками ЕСН признаются лица, производящие выплаты физическим лицам.
Объектом налогообложения при этом признаются выплаты и иные вознаграждения, начисляемые налогоплательщиками в пользу физических лиц по трудовым и гражданско-правовым договорам, предметом которых является выполнение работ, оказание услуг (за исключением вознаграждений, выплачиваемых лицам, указанным в пп. 2 п. 1 ст. 235 НК РФ), а также по авторским договорам (п. 1 ст. 236 НК РФ).
Согласно п. 1 ст. 237 НК РФ налоговая база налогоплательщиков, указанных в абз. 2 и 3 пп. 1 п. 1 ст. 235 НК РФ, определяется как сумма выплат и иных вознаграждений, предусмотренных п. 1 ст. 236 НК РФ, начисленных налогоплательщиками за налоговый период в пользу физических лиц.
В ходе налоговой проверки инспекция пришла к выводу о том, что примененный обществом механизм гражданско-правовых и трудовых отношений создавал лишь видимость осуществления организациями, предоставляющими персонал заявителю, деятельности, создании им искусственной ситуации, не имеющей реальной деловой цели, направленной на занижение налогооблагаемой базы по ЕСН.
В решении инспекции Ц. приравнен к фактическому работодателю по отношению к привлекаемому персоналу.
В соответствии со ст. 16 Трудового кодекса Российской Федерации трудовые отношения возникают между работником и работодателем на основании трудового договора, заключаемого в соответствии со ст. ст. 57 - 62 ТК РФ.
Согласно ст. 56 ТК РФ, под трудовым договором понимается соглашение между работником и предприятием, по которому работник обязуется выполнять работу по определенной специальности, квалификации или должности с подчинением внутреннему трудовому распорядку, а предприятие обязуется выплачивать работнику заработную плату и обеспечивать условия труда, предусмотренные законодательством о труде, коллективным договором, соглашением сторон.
Вместе с тем, Ц. в проверяемом периоде не заключало с сотрудниками рекрутинговых компаний трудовых договоров на выполнение какой-нибудь работы по какой-либо должности, предусмотренной штатным расписанием общества. Какие-либо договоры с указанными физическими лицами налогоплательщиком также не подписывались, расчеты с физическими лицами, не состоящими в трудовых отношениях с налогоплательщиком и являющимися работниками рекрутинговых компаний, Ц. не производило, суммы вознаграждений указанным лицам не выплачивало.
Как следует из объяснений заявителя, решение об использовании в предпринимательской деятельности заявителя привлеченного персонала связано с финансированием строительства торгового комплекса с подземной автостоянкой по адресу: Москва, ул. Петровка, вл. 2.
В соответствии с п. 2.1. ст. 2 Инвестиционного контракта рег. N 8-1871/Н-2 от 29.12.2001 г. с Правительством Москвы сумма финансовых вложений (инвестиций) заявителя составляет 30 000 000 долларов США.
Из акта от 07.11.2008 г. о результатах реализации инвестиционного проекта согласно инвестиционному контракту от 29.12.2001 г. N 8-1871/н-2 (рег. N 12-000096-5001-0012-00001-01) по строительству торгового комплекса с подземной автостоянкой следует, что объем строительства составил 35 864,9 кв. м.
С учетом необходимости исполнения инвестиционных обязательств в деятельности заявителя поставлена задача по оптимизации управления, сокращения издержек производства и численности работников организации. Указанные задачи и цели делового характера достигнуты заявителем, в том числе посредством заключения договоров о предоставлении персонала с рекрутинговыми компаниями: ООО "А", специализация смешанная - офис, ООО "А", специализация смешанная - УТО, ООО "А", специализация торговля, ООО "А, специализация торговля, ООО "В", специализация торговля, ООО "В", специализация АХО, склады, ООО "Д", специализация торговля, ООО "К", специализация торговля, ООО "К", специализация торговля, ООО "Л", специализация контролеры, ООО "Л", специализация торговля, ООО "М", специализация торговля, ООО "М", специализация торговля, ООО "М", специализация торговля, ООО "М", специализация контролеры, ООО "М", специализация торговля, ООО "М", специализация торговля, ООО "М", специализация АХО, ООО "М", специализация торговля, ООО "М", специализация торговля, ООО "О", специализация торговля, ООО "П", специализация АХО, ООО "П", специализация торговля, ООО "Ф", специализация торговля.
В результате заключения договоров о предоставлении персонала заявитель решал вопросы расширения торговых площадей и перепрофилирования Центрального универмага в ведущий Торговый Дом России.
Договоры о предоставлении персонала исключали выполнение обязательств, предусмотренных трудовым законодательством для работодателя: ведение кадрового делопроизводства, обеспечение трудовых и социальных гарантий (отпуска, больничные, компенсации при расторжении трудового договора и т.д.). Исчисление соответствующих налогов и формирование отчетности по персонифицированному учету каждого лица является обязанностью рекрутинговых компаний.
Как следует из обстоятельств дела и правильно установлено судом, заключение договоров на предоставление персонала позволило заявителю снизить долю расходов на персонал в 2004 - 2005 гг. до 10,5% и 11,1% от величины торговой выручки. Судом исследовано письменное обоснование наличия деловой цели заключенных договоров о предоставлении персонала (л.д. 1 - 2 т. 113). Для оценки экономической целесообразности заключения сделок с рекрутинговыми компаниями о предоставлении персонала заявителем использовался показатель общей производительности труда в виде отношения расходов на персонал к торговой выручке предприятия. Чем ниже соотношение затрат на персонал от суммы торговой выручки, тем эффективнее используются трудовые ресурсы на предприятии.
По состоянию на 01.01.2007 г. в штате заявителя отдел по работе с персоналом состоял из 5 единиц (ФОТ отдела 124 785 руб. в месяц), бухгалтерия - 13 единиц (ФОТ бухгалтерии 123 225 руб.), а с 01.06.2006 г. в отделе по работе с персоналом состояло 16 единиц (ФОТ отдела 230 085 руб.), в бухгалтерии - 19 единиц (ФОТ 211 975 руб.). Как указывает заявитель, была достигнута мобильность рабочей силы, поскольку возможность приема сотрудника на любой срок, в том числе испытательный, позволяет в случае, если он не подходит, переложить обязанность по его увольнению на рекрутинговую компанию.
В штатном расписании заявителя в течение проверяемого периода сохранились позиции руководящего персонала: директора направлений, менеджеры отделов и иной административно-управленческий персонал состояли в штате заявителя; продавцы, кладовщики, уборщики, грузчики, охранники и контролеры работали в Торговом Доме по договору о предоставлении персонала.
При этом, при заключении указанных договоров в рекрутинговых компаниях персонал набирался по функциональному признаку: в одной компании работали продавцы детской одежды, в другой - парфюмерии, в третьей - уборщицы и т.д. Указанная специализация также позволяла управленческому персоналу заявителя оперативно решать вопросы мобильности предоставляемого персонала и его обучения.
Как следует из объяснений заявителя, выбор компаний, возглавляемых Лузановой Н.Л., являлся результатом конкурентной борьбы среди аналогичных аутсорсинговых компаний, способных предоставлять аналогичные услуги. Существенное значение для Ц. имела цена договора по предоставлению персонала, исходя из стоимости единицы персонала определенной категории. В штатном расписании Ц. сохранены должности сотрудников, услуги которых не могли быть заменены услугами работников аутсорсинговых компаний, в связи с чем действия заявителя являлись экономически целесообразными.
Таким образом, судом первой инстанции правильно установлено, что целью заключения сделок по привлечению персонала являлось получение дохода за счет оптимизации управления персоналом при осуществлении реальной экономической деятельности, заключенные заявителем договоры являются реальными, экономически обоснованными и имеющими деловую цель.
В 2006 г. заявителем получена прибыль в размере 83 807 тыс. руб., в 2007 г. - 12 667 тыс. руб., в результате чего, в 2006 г. налогоплательщик уплатил налог на прибыль в размере 10001 тыс. руб., в 2007 г. - 899 тыс. руб., что подтверждается отчетом о прибылях и убытках за 2005 - 2007 гг.
Кроме того, из показаний бывших сотрудников заявителя, устроившихся на работу в рекрутинговые компании, следует, что их заработная плата в связи с переходом в другую организацию увеличилась. Ссылки на материалы дела с указанием фамилий допрошенных лиц приведены в письменных пояснениях общества, представленных в суд апелляционной инстанции.
Доводы налогового органа о том, что перевод в рекрутинговые компании носил формальный и массовый характер не могут быть приняты во внимание, поскольку протоколами допроса не зафиксирован факт перевода сотрудников ЦУМа в проверяемый период в рекрутинговые компании. Все допрошенные лица уволились из Ц. до 2006 г. Обстоятельства перевода сотрудников компании, установленные налоговым органом, не относятся к периоду проверки.
Представленными в материалы дела доказательствами подтверждается, что сотрудники рекрутинговых компаний поступили на работу на основании личного заявления и с ними заключен трудовой договор.
В 2006 - 2007 гг. рекрутинговыми компаниями предоставлены в Ц. 2438 человек, из них только 537 человек ранее являлись сотрудниками заявителя, 1901 человек приняты в штат рекрутинговых компаний не из числа бывших сотрудников Ц.
Довод налогового органа о том, что инициатива увольнения сотрудников из Ц. исходила от руководства заявителя основан на предположении. Ни одно из допрошенных налоговым органом лиц не дало показаний, что лично получило от руководителя Ц. - Погромовой Т.М. - распоряжение о необходимости уволиться, знакомилось с таким указанием или локальным актом.
Как следует из объяснений заявителя, процесс сокращения штата произошел постепенно с конца 2003 г. до середины 2007 г., его руководством не проводилась работа по массовому сокращению штата, соответствующие распоряжения не издавались. Руководством была достигнута договоренность с Лузановой Н.Л., что подконтрольные ей компании будут предоставлять в Ц. персонал по заявкам Ц. Кем будут эти сотрудники - бывшими сотрудниками Ц или совершенно новыми работниками - не оговаривалось.
Таким образом, персонал организации не переводился формально в другие организации, что свидетельствует об отсутствии каких-либо намерений общества получить необоснованную налоговую выгоду.
В материалы дела заявителем представлены доказательства экономической целесообразности заключения договоров по предоставлению персонала в условиях необходимости расширения торговых площадей, инвестированию значительных вложений в капитальное строительство (пояснения заявителя по вопросу доначисления ЕСН - л.д. 103 - 112 том 6, акт о реализации инвестиционного проекта - л.д. 113 - 117 том 6) и перепрофилированию коммерческой деятельности в новом для Российской Федерации формате "department store", наличия деловой цели по повышению эффективности управления персоналом (штатное расписание Ц. на 01.01.2007 г. и на 01.06.2007 г. - л.д. 118 - 131 том 6), сокращения издержек производства и численности работников организации, оптимизации структуры функциональных подразделений Торгового Дома, специализации среди рекрутинговых компаний и проведению ими повышения квалификации среди предоставляемых в Ц. лиц (письменные объяснения по вопросу экономической целесообразности привлечения работников по договорам о предоставлении персонала - л.д. 1 - 2 том 113), а также доказательства реальности исполнения договоров. В материалы дела представлены копии договоров о предоставлении персонала и дополнительных соглашений к ним, счета, акты приема-передачи по рекрутинговым компаниям. Ссылки на материалы дела с указанием конкретных компаний приведены в письменных пояснениях общества.
Суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что указанные документы отражают хозяйственные операции между заявителем и рекрутинговыми компаниями, подтверждают реальный характер сделок по предоставлению персонала.
Анализ представленных в деле доказательств подтверждает обоснованность вывода суда о том, что налоговый орган необоснованно полагает, что действия заявителя направлены на получение необоснованной налоговой выгоды.
Доводы инспекции о том, что подбором персонала занимались ни рекрутинговые компании, а само общество (отдел кадров) является несостоятельным, поскольку обязательным условием было согласование кандидатуры предоставляемого работника с отделом кадров Торгового Дома, поскольку высокие стандарты обслуживания ведущего Торгового Дома России требовали высокопрофессионального персонала. Таким образом, оценкой предоставляемого персонала, а также оценкой его соответствия требованиям заявителя действительно занимался отдел кадров Ц.
Тот факт, что сотрудникам рекрутинговых компаний предоставлена возможность в строго оговоренные дни присутствовать в отделе кадров заявителя для работы с персоналом, не свидетельствует о том, что кадровое делопроизводство производилось сотрудниками ОАО "Торговый Дом ЦУМ".
Показания допрошенных налоговым органом лиц, а именно Абрамовой В.А., Алексеенко А.А., Алясева М.Н., Ангипов В.В., Андреева Л.А., Брысина Н.Н., Вершинина Г.В., Волощенко А.Ю., Галанова О.С, Гераськина Е.С., Гончарова О.Н., Горбатова Н.И., Грачева З.В., Грачева М.А., Григорьева Е.В., Дубинская А.В., Егорова И.В., Ермолаева Н.Н., Жиганова Н.Г., Замосковцев М.В., Исайкина Т.А., Кудряшова Е.А., Маклакова М.Ю., Максимова В.А., Мартынова Н.Н., Матвеева Н.А., Мостовая О.А., Никанорова Т.Н., Никогосова В.В., Николаева Е.А., Омелянчук В.Н., Орлова С.В., Орчикова С.А., Пантюкова В.В., Перфильева В.В., Сергеева А.С., Сухов А.Э., Фомин А.В. о том, что документы по переводу предоставлялись сотрудниками отдела кадров ОАО "ТД ЦУМ" основаны на том факте, что допрошенные лица не знали, что в определенные дни в отделе кадров заявителя также осуществляли кадровую деятельность сотрудники рекрутинговых компаний, с которыми после увольнения их Торгового Дома происходило общение и оформление трудовых отношений.
Кроме того, ряд допрошенных лиц показали, что первоначальный прием с целью трудоустройства происходил в офисе, расположенном в гостинице "Рэдиссон Славянская".
Как следует из протокола допроса Лузановой Н.Л., генерального директора рекрутинговых компаний, ее рабочее место находилось и находится по адресу Площадь Европы, д. 2, офис 506. Собеседование, заполнение документов по трудоустройству, прием документов при подписании трудовых договоров с работниками вышеуказанных организаций происходили на территории заказчика Ц. и по месту нахождения Лузановой Н.Л.
Довод инспекции о том, что трудовые обязанности бывших сотрудников заявителя после перехода не изменились, несостоятельны, поскольку производилось обучение сотрудников рекрутинговых компаний новым навыкам обслуживания клиентов, повышением качества предоставляемого обслуживания, в связи с введением новых стандартов обслуживания проведены беседы и тренинги обслуживания клиентов на более высоком профессиональном уровне.
Из протокола допроса учредителя рекрутинговых компаний Моисеева М.Ю. следует, что вышеуказанные организации занимались набором, обучением и предоставлением персонала. Моисеев М.Ю. лично проводил многочисленные собеседования и тренинги с набранным персоналом, под каждый из заказов заказчик предоставлял свое помещение, где проводились набор и обучение персонала.
Как следует из ответа генерального директора вышеуказанных рекрутинговых компаний Лузановой Н.Л. на запрос заявителя N И10-08-298 от 25.08.2010 по вопросам реальности исполнения договоров по предоставлению персонала, структура организации и управления в компаниях позволяла сокращать расходы на внешнее обучение сотрудников, поиск сотрудников осуществлялся с использованием ряда печатных изданий и средств Интернета, в частности обзором резюме на сайтах, а также большой поток соискателей работы происходил по анкетам, которые были помещены на специальный стенде в Торговом Доме.
Довод инспекции о том что, что заработная плата выплачивалась заявителем работникам рекрутинговых компаний путем перечисления на банковские карты, оформленные заявителем, является несостоятельным и противоречит фактическим обстоятельствам дела, поскольку представленные в материалы дела выписки в банковских счетов рекрутинговых компаний свидетельствуют, что выплатой заработной платы, алиментных платежей, соответствующих налогов каждая из компаний занималась самостоятельно. От Ц. в адрес рекрутинговых компаний приходила оплата по договорам о предоставлении персонала.
Ссылка налогового органа на то, что услуги по ведению бухгалтерского учета рекрутинговым организациям и консультационные услуги по вопросам ведения бухгалтерского учета и составления бухгалтерской отчетности и проведению аудиторских проверок Ц. оказывали взаимозависимые аудиторские компании, никоим образом не влияет на признание взаимосвязанными налогоплательщика и рекрутинговых компаний.
Сделки были совершены и исполнены независимыми юридическими лицами, которые не подпадают под условия признания взаимозависимыми (п. 1 ст. 20 НК РФ), на процесс принятия решений по совершению сделок в данных компаниях указанные лица влиять не могли, иных взаимоотношений, за исключением сделок по предоставлению персонала, не имели. Налоговый орган не представил конкретных доказательств того, каким образом подобная зависимость могла оказывать влияние на взаимоотношения заявителя с названными компаниями.
Доказательств, свидетельствующих о наличии взаимозависимости участников сделок по предоставлению персонала налоговым органом не представлено.
Довод налогового органа, что общество полностью контролировало ведение бухгалтерского и налогового учета рекрутинговых компаний, также ничем не обоснован. Как следует из обстоятельств дела и установлено судом, выплаты, производимые налогоплательщиком производились исключительно за услуги по предоставлению персонала, никаких сумм, предназначенных для уплаты ООО "С-НТ" за ведение бухгалтерского учета, налогоплательщик не перечислял.
Судом первой инстанции правильно установлено, что доказательств, свидетельствующих о согласованности действий Ц. и рекрутинговых компаний, их направленности на получение необоснованной налоговой выгоды, налоговым органом не представлено. В соответствии с пунктом 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 г. N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" под налоговой выгодой понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применение более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета. При этом следует учитывать, что возможность достижения того же экономического результата с меньшей налоговой выгодой, полученной налогоплательщиком путем совершения других предусмотренных или не запрещенных законом операций, не является основанием для признания налоговой выгоды необоснованной (пункт 4 Постановления).
Рекрутинговые компании являлись самостоятельными юридическими лицами, осуществляли собственную предпринимательскую деятельность. Налоговым органом не оспорен тот факт, что, как самостоятельные налогоплательщики, рекрутинговые компании в полном объеме произвели уплату страховых взносов на обязательное пенсионное страхование за 2006 - 2007 гг. То обстоятельство, что они применяли упрощенную систему налогообложения, не может возлагать на заявителя обязанность по уплате ЕСН за третьи юридические лица.
Суд обоснованно пришел к выводу о наличии у общества переплаты и о отсутствии события налогового правонарушения. Выводы суда в данной части являются обоснованными.
Таким образом, судом первой инстанции обстоятельства дела установлены полно и правильно, решение суда является законным и обоснованным, соответствует материалам дела и действующему законодательству, в связи с чем отмене не подлежит.
Нормы материального права были правильно применены судом.
Нарушений норм процессуального права, которые могли бы повлечь отмену судебного акта, проверкой не установлено.
Апелляционной инстанцией рассмотрены все доводы апелляционной жалобы, однако они не опровергают выводы суда, положенные в основу решения, и не могут служить основанием для отмены решения и удовлетворения апелляционной жалобы.
С учетом изложенного, руководствуясь ст. ст. 110, 266, 268, 269, 271 АПК РФ, арбитражный суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда г. Москвы от 31.05.2010 по делу N 161 оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.
Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме в Федеральном арбитражном суде Московского округа.

Председательствующий судья
Н.О.ОКУЛОВА

Судьи:
С.Н.КРЕКОТНЕВ
Н.Н.КОЛЬЦОВА